Скорее зовите друзей соседей и знакомых айда на

Стена | ВКонтакте

«Контра, — говорил он своим новым друзьям Мише Боеву и Теснанову. — Уж каков . еще долго «тралил» в толпе, выискивая того говоруна, очень знакомого. Вопрос второй: назовите ваш возраст. . спросил у соседей. . Народ — это скорее сумма идей одного направления. .. Ай да англичане!. К их числу относится и книга писателя Георгия Тушкана «Друзья и враги .. Юрка Кубышкин, — продолжал Анатолий, — не был похож на кубышку, а, скорее, на великана. .. Как только пистолет будет у тебя в кармане, айда сюда. .. Может быть, у вас есть знакомые в Подмосковье, которые бы приютили. Потом нам звонили соседи, с той же просьбой. .. Резко образовавшиеся друзья-собутыльники привязывали к спущенной с . всё-таки среди моих знакомых были разнообразно-употребляющие, И скорее всего, ты сегодня умрёшь. .. Чуднейшая псинка, увидела нас, и айда знакомиться.

Первыми докторами и медсестрами были родственники Клауса и Новаки — семья потомственных медиков, проживающая в соседнем городе Либерцы, и имевшие давнее знакомство с Кибеловым. С самого начала существования больницы к уходу за пациентами привлекались монахи и монахини обоих монастырей. Впрочем, это было распространенной практикой в Восточной Европе до Мировой войны. Впрочем, во время событий годов мужской монастырь был окончательно разорен и закрыт, а его земли национализированы. Тогдашний владелец больницы, Йозеф Кибелов, будучи лично знаком с президентом Масариком, сумел оформить бессрочную аренду, став, фактически, владельцем большого куска территории на лучших землях молодой республики.

Но не будем забегать. В годы войны больница расширяется, в ней появляется процедурное отделение, предназначенное для проведения любых хирургических операций и медицинских процедур. Фактически, часть больницы превращается в военный госпиталь, где прежде всего занимались обычными ранениями тела, затем уже переходя к ранам души.

Собственно психические больные начинают разделяться по степени тяжести, разделив психиатрическое отделение на два — отделение реабилитации для относительно лёгких случаев и отделение клинической психиатрии для более тяжелых. Увеличивается число мужчин-санитаров, так, например, сразу после войны на работу в лечебницу устраиваются санитары Дусен Празднак и Отто Тобишка. После войны и революции процедурное отделение значительно сокращается. Его заведующим в становится относительно молодой хирург Кристоф Гневс.

К году отделение состоит из трех хирургов, включая самого пана Гневса. В была реорганизована работа медсестер, часть из них стали заниматься исключительно процедурами по указаниям пана Гневса их именуют процедурными сёстрамистаршей сестрой была назначена Хежвига Седлакова. Большую помощь работе больницы по-прежнему оказывает женский монастырь, его настоятельница мать Агнесса и духовник отец Воцлав постоянно работают на территории больницы, оказывая духовную помощь как пациентам, так и медицинскому персоналу.

Настоящий Ренессанс больницы наступил во второй половине х, когда её главным врачом стал доктор медицины Тадеуш Сикорский. Москва начала десятых — это город чудес.

Нигде в мире вы не найдёте такого количества долларовых миллиардеров на один квадратный километр.

Человек московского обитания

Это город, где почти каждый год повсеместно снимают идеальное дорожное покрытие и на его место кладут такое же новое. Это город, где пешеход может запросто обогнать самый быстрый и самый мощный автомобиль. Это город, где люди согласны провести одну треть своей жизни в дороге только ради того, чтобы им не отдавили ноги в метро.

Это город, который категорически не любит почти треть его обитателей, вынужденных находиться здесь с понедельника по пятницу, чтобы на выходных с облегчением уехать в свой родной Санкт-Петербург. Это город, где москвичей можно легко отличить от туристов по угрюмо-сосредоточенному выражению лица и отсутствию улыбки.

Помните, что если кто-то Вам улыбается, то это либо пьяный, либо несовершеннолетний. А скорее всего этот кто-то сейчас подойдёт к Вам и будет задушевно клянчить деньги на билет домой. Это город, где каждое утро ты искренне радуешься тому, что твоя машина всё ещё стоит на парковке у дома. Это город, где живут люди, считающие, что блеск всегда важнее сути, и которых обманывали столько раз, что они уже никому и ничему не верят.

Это город, в котором 0, процента жителей мечтает о том, чтобы постичь истинный смысл существования, а остальные 99, процентов алчут найти престижную высокооплачиваемую работу.

Это город сказочных возможностей для избранных и беспросветного серого существования для всех остальных. И, наконец, Москва — это город, объявивший тотальную войну автомобилистам. Как тут не вспомнить про бесконечные московские пробки?

Если представить себе, что Москва — это огромный живой организм, то её дороги и магистрали — это не что иное, как…нет, не кровеносные артерии, а дебелые органы пищеварения, страдающие частыми запорами ой, простите великодушнозаторами.

Мне кажется, что планировщики московских магистралей даже в самых смелых мечтах не могли представить себе, что в будущем настанет время, когда практически у каждого московского жителя будет свой собственный автомобиль. А всё остальное население мегаполиса, согласно этой задумке, должно покорно тащиться в душном метро или, подобно пресловутой сельди в бочке, бултыхаться в переполненном троллейбусе-автобусе-трамвае, где, согласно мудрой поговорке, невозможно открыть окошко летом и его же закрыть зимой.

И многим, весьма многим это удавалось. Печально, конечно, но эти самые номенклатурщики умудрились почти безболезненно пережить распад Советского Союза, который скоропостижно скончался от недолеченного хронического геморроя, и дошли до нас в почти неизменном, рафинированном виде. Вот вообразите такую вот очень типичную для Москвы картину.

Московское время 18 часов 20 минут. Куча народу кукует в огромной пробке, растянувшейся с Моховой улицы до конца Сретенки. Сонно ходят постовые гайцы. Никто ничего не регулирует, действует только одно правило: Но внезапно все меняется: Ага, вот и разгадка: Всё это время гайцы стоят навытяжку, всем своим видом показывая: Жезл у них от служебного подобострастия даже встал, в смысле к небу поднялся, подавая сигнал всем остальным участникам движения, что холопам сейчас ехать.

Думаете это автомобиль спецслужб ехал на задание бороться со преступностью? Знаем мы кто это такой, и к борьбе с преступностью этот человек не имеет абсолютно никакого отношения, скорее даже наоборот. Ну, а у водителей, одуревших от бестолкового простаивания в пробке, которая, разумеется, от всех этих маневров выросла вглубь и вширь, на уме только одно слово.

Надо сказать, очень непечатного характера. Не знаю как у Вас, но у меня эти хамоватые кряк-машинки, вызывают стойкое несварение желудка. Эта мигалка будто бы говорит тебе: Не видишь, едет член кутузовско-кремлевской касты! Не представляете, как хочется иногда по утрам высунуть своё лицо из окна автомобиля и крикнуть в ответ: Вставай, друг, на полчаса раньше и будет тебе счастье, много счастья!

Специально для этих участников москоского движения у меня на заднем стекле гордо красуется надпись: Сделал её я не один, а на пару с соседом, пребывая в состоянии разнузданного пьяного угара. Поначалу идея совершения акта вандализма по отношению к своей собственности меня категорически не вдохновила. Нафига мне эта хрень на стекле? Так сказать, полностью соответствует революционному духу времени. Да, и ты, конечно, меня извини, - сказал сосед, прикладывая руку к сердцу.

Она и без этой надписи долго не протянет, дай Бог, если ещё полгода откатаешься! Ещё в году! По моему разумению, нетрезвый сосед-правдоруб явно нарывался на драку.

Вслух ругать мою тачку мог только один человек —. Это всё равно, как если ты начинаешь встречаться с очень страшной бабой, а твой лучший друг с улыбкой крутит пальцем у виска и говорит тебе, что она — уродина. А весь вопрос заключается в том, что встречаться тебе в данный момент по объективным причинам просто больше не с кем. Нельзя ведь вот так сразу во всеуслышание признавать, что ты конченый неудачник. На счастье моего соседа, он это вовремя осознал, и решил немного сбавить обороты.

Твоей машине сколько лет? Ты же не думаешь, что я вчера родился? В надежде вспомнить точную дату, я даже почесал свой затылок. Сосед вновь попытался сострить. Я сделал глоток тёплого, невкусного пива из стеклянной бутылки, которую мы захватили при выходе из квартиры.

По дороге в магазин мы решили слегка им отполироваться, опасаясь растерять дубильно-коньячные пары. Принимая во внимание общее количество выпитого, нам это не грозило. Полезного в этом мало, смею тебя заверить! От деревьев воздух-то хоть, немного, а лучше становится. Помнишь, что здесь творилось, когда торфяники в Подмосковье горели? Тебе-то хорошо, у тебя хотя бы кондиционер дома есть, а я тогда чуть не задохнулся в своей каморке. Чувствовал я себя так, как будто меня поместили в газовую камеру.

Сосед зажёг сигарету и достал из кармана баллончик с краской. Я взял у него баллончик, и мы с энтузиазмом приступили к делу. Разделение труда при этом у нас было следующее: Мне приходилось раздраженно отмахиваться и односложно отбрехиваться: Через пару минут и один перекур всё было готово.

Невероятно, но надпись получилось на удивление красиво, только в двух местах белая краска дала небольшие потёки. Не каллиграфия, конечно, зато от души. Я предложил то же самое написать на соседской машине, но хитрый подстрекатель ожидаемо отказался, ссылаясь на чрезмерную удалённость своего транспортного средства от нашего дома. Наутро, я, естественно, ужаснулся содеянному. Тем не менее, хамоватый слоган показался мне ужасно забавным, и вымарывать его я не.

Встав на светофоре на пересечении Третьей Мытищинской и Новоалексеевской улицы, я посмотрел в зеркало заднего вида, и, наверное, в сотый раз порадовался, вспомнив об этой мальчишеской проделке.

Да, машин в последнее время стало больше, и это, поверьте мне, не рекорд. Правда, помимо очевидных негативных последствий для городской экологии, здесь существует и скрытая положительная сторона. Народ, простаивающий в бесконечных пробках, способных превратить часовую поездку от работы до дома в трёхчасовое нервное бдение, за прошедшие двадцать лет таких сомнительных удовольствий стал гораздо более грамотным и эрудированным.

В самом деле, если мы по четыре часа в день слушаем радиотрансляции, где умные дяди и тёти задорно освещают вопросы политики, культуры и бизнеса, то это самым благотворным образом сказывается на нашем сереньком веществе. Но пробки — это еще не самое страшное.

Опасность подстерегает автомобилиста на каждом шагу. В глазах сотрудников дорожной полиции, каждый водитель является потенциальным спонсором. Они как охотники, загоняющие в свои силки неосторожную дичь. Ещё их называют операторами машинного доения и мастерами дорожного развода.

Остальные полицейские их недолюбливают, а простые граждане люто ненавидят. Чтобы заниматься вымогательством денег у ближнего и при этом не испытывать угрызений совести, внутри человека должен находиться особый, гнилой стержень. Это как эволюция наоборот. Вверх всплывает только тот, кто умеет спокойно болтаться в проруби. У меня был приятель, которого вот-вот должны были уволить из полиции в связи с предстоящей переаттестацией.

Работал он тогда небольшим начальником где-то в отделе снабжения. Диплом о высшем образовании он, как водится, купил, в школе почти не учился, поэтому читать и писать он мог с превеликим трудом. Мне он честно сказал по этому поводу буквально следующее: Тем не менее, на фоне остальных сотрудников отдела он казался если не Пифагором, то, по крайней мере, Спинозой. Как вы думаете, почему полицейские ходят парами? Правильно, один умеет только читать, а второй только писать.

Господа полицейские не обижайтесь. Если Вы смогли прочитать эти строки, то это не про Вас. Так как даже на таком ущербном рынке труда, как московский, данная особь не могла рассчитывать на сколько-нибудь порядочное предложение, он бросился узнавать по знакомым, нет ли у них каких-либо выходов.

Обратился он и ко. Я, разумеется, стал спрашивать его, а чего, собственно, он умет делать? Он подумал и выдал гениальную фразу: Так как делить у меня, к сожалению, было нечего, то ничем помочь я ему не смог. К счастью, он с честью выдержал переаттестацию и продолжил свою службу в полиции.

Всё-таки правильно они сделали, что не уволили этого человека. В наше время разбрасываться такими кадрами — преступление.

ПОЙМАЛ ВСЕХ СВОИХ ДРУЗЕЙ ЗА СОСЕДА В SECRET NEIGHBOR!

Чтобы повернуть с Проспекта мира направо на Садовое кольцо и не потратить при этом сорок минут, надо знать хитрые объездные маршруты. В результате ты выезжаешь на Садовое почти перед самым Цветным бульваром. На повороте на Мещанку по утрам скапливается много машин. Поэтому самые нетерпеливые ныряют под кирпич на встречку.

На моих глазах так поступил владелец мажорного японского спортбайка. Гайцы на джипе немедленно врубили красно-синюю сирену и бросились за мотоциклистом вдогонку. Мне сразу же представился неповоротливый дикарь с копьём, пытающийся нагнать быструю, легконогую антилопу. Кто не знает, Мещанка — это узкая, запаркованная с двух стон улочка, и слонообразному экипажу ДПС на ней было не протолкнуться.

В итоге юркий мотоцикл скрылся, а раздосадованные гаишники выключили сирену и повернули обратно на Олимпийский проспект — караулить следующую жертву.

Calaméo - Osnovy Zdorovya 4kl RUS

Быстроногая антилопа улизнула, но может в следующий раз в их сети попадется куда менее проворный бегемот? Нет, не на работу, конечно, а всего лишь на то место, где я обычно бросаю свою машину. Это, разумеется, не означает, что парковки там, где я работаю.

Просто парковка там государственная, а это буквально означает то, что места на ней либо для блатных, либо для богатых. Товарищи, занимающие место посередине этих категорий, то есть красивые и умные, нервно курят в сторонке и ставят свои говнофургоны там, где их с большей вероятностью не эвакуируют. На часах девять часов тридцать пять минут. Простите меня великодушно, не по должности мы как-то опаздываем! Я тут же представил себе монашески-постное лицо начальника, который сначала посмотрит на наручные часы с таким видом, будто бы он прежде никогда такое хитрое устройство не видел, а потом вздохнёт с такой вселенской грустью, что сразу же навяжет мне пароноидальный комплекс вины.

А потом он ещё чего-нибудь сказанет типа: Ничего, за такую зарплату пусть радуется, что я хотя бы вышел на работу, а не взял больничный или просто не забил. Такое на отечественной государственной службе случается. Крещусь на златые соборные купола и ныряю в переход. Один из них, маленький сгорбленный бомжара с грязной нечёсаной бородой, в которой застряли остатки какой-то пищи, стоял чуть поодаль от всех остальных и неназойливо клянчил деньги у опаздывающих на работу пассажиров.

Его друзья, среди которых были даже женщины, дружно лежали вповалку в узком предбаннике и ведут между собой какую-то интересную и, возможно, даже интеллектуальную беседу. Больше всех спорила одна немытая, но со вкусом одетая бомжиха, которая безуспешно пыталась растолкать своего нетрезвого соседа, сонно пытающегося приобнять её за грудь.

Ты глянь, глянь, что со страной творится! До кризиса люди куда богаче жили. Вспомни, как было года четыре. У людей холодильник был забит настолько, что излишки им приходилось в помойку выкидывать. В мусорных контейнерах можно было легко обнаружить залежи полусвежих, почти неиспорченных деликатесов. Икра, балык, сырокопченая колбаска, оливье с курицей, остатки вина в разноцветных бутылках. А хлеб выбрасывали не потому, что он плесневел, а потому что заветрился.

Расточительство, да и только! Какая, я тебе говорю, была одежда! Можно было одеться как в лучших бутиках на Тверской. На пиджаке и на юбке были застарелые красные пятна, от вина или может от кровавых соплей каких, а вообще костюмчик был почти как новый.

И размер мой, пятьдесят второй. Иду я как-то летом в этом костюме, радостно размахивая на ходу пластиковым пакетом с остатками чьего-то недоеденного романтического ужина, и вижу, как какая-то толстая расфуфыренная овца грузно садится в свой блестящий навороченный джипарь. Вспомнила, наверное, как его в помойку выбрасывала. Вот так, сучара, гляди на своё зеркальное отражение! Сами протухшую еду за собой подъедают и почти в таких же обносках как мы ходят. А выбрасывают такую гадость, что это и собака-то жрать побрезгует.

Только и отличаются от нас тем, что в своих крошечных хатках живут, гады. Её сосед почти уснул, успев, правда, положить свою неопрятную руку на бомжихину коленку. Она отстранилась и разражено пихнула его локтем в бок. Истерично обстукав себя по карманам, и не найдя там искомого билета, я с превеликим сожалением осознал, что сегодняшние покатушки на метро требуют немедленных финансовых вложений.

Интересно, как так получилось, что Госпожа снизошла до такой явно не барской работы? Неужто на всех госпожей не хватило Парижей? Но задавать волнующий меня вопрос не стал, ибо от природы я очень скромен. К моему глубочайшему сожалению, я вспомнил, что сегодня в моём кошельке бумажные купюры как большого, так и маленького номинала полностью отсутствуют — сказывалось то, что премию нам не платили полгода.

Детский сайт для маленьких и взрослых

Поэтому мне пришлось долго и нудно собирать в ладонь мелочь, выуживая её из всех возможных мест. Я перерыл все карманы, с надеждой пошарил на дне барсетки, пришлось даже расправить не очень чистый носовой платок, что возымело практический смысл, так как оттуда со звоном выкатился рубль. В итоге по сусекам наскреблось только двадцать шесть рублей. А нужно двадцать восемь.

В голове мелькнула шальная мысль, а не пойти ли мне обратно к бомжам и не стрельнуть ли у них два рубля? Приставать к обездоленным - грешно. Просить скидку у Госпожи в качестве постоянного клиента метрополитена тоже бесполезно, ибо точно не даст. Поэтому мне оставалось только одно: Турникеты на станции Кропоткинская старые, из тех, что внезапно бьют тебя по ногам, если ты внаглую проходишь без билета. И дело вовсе не в том, что это больно, просто случается всё как-то очень быстро и неожиданно.

Ещё в далёком детстве я имел несчастье близко познакомиться с этим зловредным механизмом, и с тех пор у меня осталась вялотекущая психологическая травма.

Даже спустя двадцать лет, когда я прохожу через эти садистские металлические ящики, в меня вселяется животный страх и начинается паника. А моя тазобедренная часть так и норовит прошмыгнуть мимо линии возможного турникетного огня. Я дождался, пока бабка в дежурной будке отвлечётся на очередного студента-безбилетника, подошёл к самому дальнему турникету и прикрыл ладонями чувствительный фотоэлемент. Комфортно пройдя до середины турникета, я уже окончательно уверовал в победу человеческого разума над советской примитивной техникой.

Оказалось, что я ошибся, и допотопный механизм меня всё же перехитрил. Меня несколько раз противно стукнуло по ногам: Неужели они передвинули фотоэлемент? Я протиснулся между ржавыми лязгающими скобами с пыльной резинкой на конце, и уже начал быстро спускаться по мраморным ступенькам, тихо радуясь, что я сэкономил двадцать восемь целковых.

Но тут проснулась бабка-вахтер, до этого момента пребывающая в безмерной печали из-за своего халатного бездействия по отношению к предыдущему любителю бесплатного проезда. Она всосала в себя полную грудь спёртого метрополитеновского воздуха и что есть мочи запыхтела в маленькую белую свистульку. В самых первых рядах бежала долговязая девушка с кривыми ногами заядлой наездницы и суровым лошадиным лицом.

Всё, господа, пора тикать! На моё счастье на платформе уже стоял поезд. Из громкоговорителя вагона до меня эхом донёсся обезличенный женский голос: