Кто такой мармеладов где с ним знакомится раскольников

Преступление и наказание (Достоевский)/Часть III/Глава IV — Викитека

Соня Мармеладова – центральный женский персонаж романа двух преступлений Радионом Раскольниковым. Он знакомится с её отцом, мелким . Это была Софья Семеновна Мармеладова. Вчера видел он ее в первый раз, но в такую сказал Раскольников в чрезвычайном удивлении и вдруг сам смутился. . отвечала Дуня, ласково и неловко оборачиваясь к нему. А он очень, очень, очень, очень будет рад с тобой познакомиться!. «Преступле́ние и наказа́ние» — рок-опера по мотивам одноимённого романа Фёдора . Раскольников орёт, что народ ничем не лучше Мармеладова, которого Шарманщик же то ли отговаривает от убийства, то ли подталкивает к нему: «А коли сам не убил бы — то и нет тут никакой справедливости».

Или я, может, отнимаю его? А вы, Дмитрий Прокофьич, придете обедать, будете так добры? Разумихин откланялся и весь засиял. На одно мгновение все как-то странно вдруг законфузились. Пульхерия Александровна хотела было и Сонечке поклониться, но как-то не удалось, и, заторопившись, вышла из комнаты.

Но Авдотья Романовна как будто ждала очереди и, проходя вслед за матерью мимо Сони, откланялась ей внимательным, вежливым и полным поклоном. Сонечка смутилась, поклонилась как-то уторопленно и испуганно, какое-то даже болезненное ощущение отразилось в лице ее, как будто вежливость и внимание Авдотьи Романовны были ей тягостны и мучительны.

СЕМЬЯ МАРМЕЛАДОВЫХ И ЕЕ РОЛЬ В РОМАНЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ. Сочинения, Архив

И он крепко стиснул ее пальчики. Дунечка улыбнулась ему, закраснелась, поскорее вырвала свою руку и ушла за матерью, тоже почему-то вся счастливая. Соня даже с удивлением смотрела на внезапно просветлевшее лицо его; он несколько мгновений молча и пристально в нее вглядывался: Ну, думала ли я вчера, в вагоне, что даже этому буду радоваться!

Неужели вы не видите? Может быть, страдая по нас, и расстроил. Надо быть снисходительным и многое, многое можно простить. А как подумаю, что у нас вечером будет сегодня, так все сердце и отнимается! Да подумай только, в каком мы теперь положении! Ну что, если Петр Петрович откажется? Здесь и на улицах, как в комнатах без форточек.

Господи, что за город!. Постой, посторонись, задавят, несут что-то! Ведь это фортепиано пронесли, право… как толкаются… Этой девицы я тоже очень боюсь… — Какой девицы, маменька?

Ну, веришь или нет, как вошла она, я в ту же минуту и подумала, что тут-то вот главное-то и сидит… — Совсем ничего не сидит! Он только со вчерашнего дня с ней знаком, а теперь, как вошла, не узнал. Смущает она меня, вот увидишь, увидишь!

И так я испугалась: Петр Петрович так об ней пишет, а он ее нам рекомендует, да еще тебе! Стало быть, ему дорога! Об нас тоже говорили, да и писали, забыли, что ль? Пульхерия Александровна так и приникла. Все стоит рублей пять-шесть, но мне дорого, память.

Так что мне теперь делать? Не хочу я, чтоб вещи пропали, особенно часы. Я трепетал давеча, что мать спросит взглянуть на них, когда про Дунечкины часы заговорили. Единственная вещь, что после отца уцелела. Она больна сделается, если они пропадут! Так вот как быть, научи! Знаю, что надо бы в часть заявить. А не лучше ли самому Порфирию, а? Дело-то поскорее бы обделать.

Преступление и наказание (рок-опера) — Википедия

Увидишь, что еще до обеда маменька спросит! Да чего тут, идем сейчас, два шага, наверно застанем! Я много говорил ему о тебе, в разное время… И вчера. Так ты знал старуху? Ве-ли-ко-лепно это все обернулось!. Он не то что сбивался, а так, как будто торопился и избегал ее взглядов.

Соня дала свой адрес и при этом покраснела. На улице стали в воротах. Ему все хотелось смотреть в ее тихие, ясные глаза, и как-то это все не так удавалось… — Да ведь вы Полечке вчера адрес сказали.

Это… маленькая… это ваша сестра? Так я ей адрес дал? И не знала, что вы тоже от жильцов живете… Прощайте-с… Я Катерине Ивановне… Она ужасно рада была, что наконец ушла; пошла потупясь, торопясь, чтоб поскорей как-нибудь уйти у них из виду, чтобы пройти как-нибудь поскорей эти двадцать шагов до поворота направо в улицу и остаться наконец одной, и там, идя, спеша, ни на кого не глядя, ничего не замечая, думать, вспоминать, соображать каждое сказанное слово, каждое обстоятельство.

Никогда, никогда она не ощущала ничего подобного. Целый новый мир неведомо и смутно сошел в ее душу. Она припомнила вдруг, что Раскольников сам хотел к ней сегодня зайти, может, еще утром, может, сейчас! Ко мне… в эту комнату… он увидит… о господи! И, уж конечно, она не могла заметить в эту минуту одного незнакомого ей господина, прилежно следившего за ней и провожавшего ее по пятам. Он провожал ее с самого выхода из ворот.

В ту минуту, когда все трое, Разумихин, Раскольников и она, остановились на два слова на тротуаре, этот прохожий, обходя их, вдруг как бы вздрогнул, нечаянно на лету поймав слова Сони: Все это сделано было в мгновение, на ходу, и прохожий, стараясь не показать даже виду, пошел далее, убавив шагу и как бы в ожидании. Он поджидал Соню; он видел, что они прощались и что Соня пойдет сейчас куда-то к. Дойдя до поворота, он перешел на противоположную сторону улицы, обернулся и увидел, что Соня уже идет вслед за ним, по той же дороге, и ничего не замечая.

Дойдя до поворота, как раз и она повернула в эту же улицу. Он пошел вслед, не спуская с нее глаз с противоположного тротуара; пройдя шагов пятьдесят, перешел опять на ту сторону, по которой шла Соня, догнал ее и пошел за ней, оставаясь в пяти шагах расстояния. Это был человек лет пятидесяти, росту повыше среднего, дородный, с широкими и крутыми плечами, что придавало ему несколько сутуловатый вид.

Был он щегольски и комфортно одет и смотрел осанистым барином. В руках его была красивая трость, которою он постукивал, с каждым шагом, по тротуару, а руки были в свежих перчатках. Широкое, скулистое лицо его было довольно приятно, и цвет лица был свежий, не петербургский. Волосы его, очень еще густые, были совсем белокурые и чуть-чуть разве с проседью, а широкая, густая борода, спускавшаяся лопатой, была еще светлее головных волос.

Глаза его были голубые и смотрели холоднопристально и вдумчиво; губы алые. Вообще это был отлично сохранившийся человек и казавшийся гораздо моложе своих лет. Когда Соня вышла на канаву, они очутились вдвоем на тротуаре. Наблюдая ее, он успел заметить ее задумчивость и рассеянность. Дойдя до своего дома, Соня повернула в ворота, он за ней и как бы несколько удивившись. Войдя во двор, она взяла вправо, в угол, где была лестница в ее квартиру. Тут только Соня заметила. Она прошла в третий этаж, повернула в галерею и позвонила в девятый нумер, на дверях которого было написано мелом: Обе двери были шагах в шести одна от.

В подземном переходе идёт торговля, в частности там расположен ларёк Старухи-Процентщицы. К старухе приходит Соня Мармеладова, чтобы отдать часть долга, но старуха не возвращает ей залог паспорттребуя вернуть долг полностью и с двойными процентами. Когда Соня пытается отобрать паспорт силой, Старуха кусает её за палец. В переулке проститутки ищут клиентов. Появляется Свидригайлов, желающий снять одну из.

Преступление и наказание (Достоевский)/Часть III/Глава IV

Внезапно появляется пьяная Соня, которая работает отдельно от группы проституток; те пытаются её прогнать, но Свидригайлову приглянулась именно. Ты меня клиента лишил! Снова мы видим такой же, как и в начале, сон Раскольникова. Когда Родион снова просыпается у себя в коморке, ему является видение матери, которая поёт ему колыбельную и велит почитать библию. Мармеладов просит налить ему у самого у него нет денег. Кто первый мне скажет, что я не подлец?! Народ бурно реагирует на рассказ.

Раскольников орёт, что народ ничем не лучше Мармеладова, которого осуждает, за что его избивают. Мы видим улицу, по которой прогуливаются почтенные люди. Здесь же мы видим и проституток. Толпа немедленно ополчается на Соню и хочет её растерзать, но её защищает внезапно появляющийся Раскольников.

Толпа становится беснующимися тенями, подговаривающими к убийству Старухи. Шарманщик спрашивает у каждого, предлагая ему топор: В конце концов топор оказывается перед Родионом: Раскольников убивает старуху у неё в ларьке.

Тут же появляется толпа; у него отбирают топор, толпа начинает погромы и поджоги. И я не раб! Появляется шарманщик и говорит Родиону: Акт II[ править править код ] Раскольников просыпается у себя в комнате и думает, что убийство старухи ему приснилось, но понимает, что это было на самом деле, и начинает уничтожать следы отмывать кровь с одежды, обуви. Он решает пойти выкинуть топор и сходить к месту преступления, посмотреть, нашли ли уже старуху. Из ларька выходит следственная группа во главе с Порфирием Петровиечем, уносят труп старухи; Порфирий, осматривая улики, спрашивает у собравшейся толпы, не среди них ли убийца.

Раскольников интересуется ходом расследования.

Соня Мармеладова: характеристика и образ героини

Полицейские приводят Мужика в красной рубахе, говоря, что он убийца. У себя дома Родион читает библию. В это время ему приходит повестка к Порфирию. Порфирий у себя в кабинете играет на рояле. Раскольников читает результаты расследования, где видит, что Порфирий подозревает именно его, после чего орёт на Порфирия о своей невиновности. В тот же момент полицейские заводят мужика в красной рубахе, который сознаётся в убийстве. Позднее Раскольников видит бредущую ночью домой Соню и идёт за .